- ADMIN'S TEAM-
UCHIHA SASUKE

Суровый основатель форума.
UZUMAKI NARUTO

Ленивый и вечно уставший.
UZUMAKI KUSHINA

Любимая мать!
HARUNO SAKURA

Любимица форума


- NAVIGATION LINKS -


- НУЖНЫЕ-

Набор неканонов в клан Учиха закрыт. В клан Хьюга ведутся строго по акции!




08.11.16 Форум официально закрыт.
10.08.16 Лето кончается, игра начинается! Была произведена чистка неактивных профилей, а это значит, что у гостей форума больше выбора роли! Не стесняемся, регистрируемся, рады каждому)

25.07.16 Форум находится в режиме "лето", а это значит, что чистить неактивные профили мы пока не будем. Однако, это не значит, что мы собираемся закрываться! Всегда рады видеть новые и старые лица) Отдельное спасибо Неджи, за поддержку в тяжелые времена!

08.06.16 Отныне набор неканонов в Коноху ведётся строго по акции, никаких исключений.

20.05.16 Два месяца пролетело незаметно! Спасибо тем, кто с нами и будем рады новеньким! Всем удачи на экзаменах!)

20.04.16 Нам уже месяц! Мы активно набираем обороты и развиваем сюжет! Спасибо, что выбрали именно нас! Отдельное спасибо Риё и Изуми за их активность в тяжелые времена.

01.04.16 Сменен дизайн, огромное спасибо Изуми. Не спим, активно общаемся и не забываем нажимать на топ.

20.03.16 Официальное открытие нашего форума! Мы потихоньку развиваемся и открываем первые эпизоды!



- BEST PLAY -

Утаката
Активист, выбранный народом.
Сакура
Активист, выбранный народом.
Неджи
Активист, выбранный народом.
Цунаде
Активист, выбранный народом.


- BEST POST -

Какаши.

Попытки сплотить их команду – занятие совершенно бестолковое и абсолютно безнадежное. Но Минато-сенсей не сдавался. К сожалению. Миссии, которые Какаши запросто мог бы успешно выполнять в одиночку, командой они умудрялись не заваливать только чудом. Да и не команда это даже, а какое-то недоразумение. Сын Белого Клыка в нем оказался, понятное дело, по случайности, остальные же две трети этого недоразумения представляли собой никчемный балласт. Но если Рин еще из себя хоть что-то представляла, то Обито – случай клинический. Хронический идиотизм лечению не подлежит. продолжение

- EVERY DAY-
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Naruto: Another World

Объявление

ФОРУМ ОФИЦИАЛЬНО ЗАКРЫТ.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Naruto: Another World » Альтернативная реальность » Open your eyes to see the truth


Open your eyes to see the truth

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s017.radikal.ru/i426/1609/d5/7eab3719e542.gif
1. Дата и место действий.
Эпоха клановых войн, Страна Огня

2. Участники, в порядке очередности.
Uchiha Izuna (Uzumaki Naruto) & Uchiha Madara (Senju Tsunade)

3. Нужен ли ГМ?
Нет

4. Сюжет.
Изнуряющая, беспощадная война на уничтожение, которую вот уже много лет ведут два сильнейших клана — Учиха и Сенджу, — с каждым днём уносит всё больше жизней, заставляя обе стороны задумываться о мире. И хотя достижение договорённости между кланами, история взаимоотношений которых стоит на костях их собратьев, кажется невозможным, клан Сенджу всё же делает первый шаг на пути к тому, чтобы остановить кровопролитие: вместе с гонцом от них приходит приглашение на переговоры, которые состоятся на нейтральной территории, в скором времени обещавшей стать местом новой бойни.
В составе небольшого сопровождения из нескольких соклановцев на эту встречу, которая, возможно, в будущем станет судьбоносной, от клана Учиха отправляется их новоиспечённый лидер — молодой Учиха Мадара, подле которого неизменно следует его первое доверенное лицо и кровный брат — Учиха Изуна. Каждый из них имеет свой взгляд на грядущую встречу, но сходятся братья в одном: в осознании того, что земля по-прежнему раздирается бесчинствующей войной. А на войне, как известно, от врага следует ожидать чего-угодно.

[NIC]Uchiha Madara[/NIC]
[STA]Вечный бой[/STA]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i608/1609/79/d7a96ba3daa0.png[/AVA]
[SGN] [/SGN]

Отредактировано Senju Tsunade (30-09-2016 21:30:21)

+1

2

[NIC]Uchiha Izuna[/NIC]
[STA]я твой разум[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2hAGz.jpg[/AVA]
Даже злейшему врагу не пожелаешь родиться и вырасти во времена войн. Братьям из клана Учиха не повезло и именно в такое время они родились. Они росли видя кровь и убийства. Они теряли родных и близких. 
Война которой не было конца, сводила многих с ума. Уже было не важно, кто стоит перед тобой: взрослый или мальчишка. Если он из клана противника, его ждал  один исход – смерть.

На этой войне браться Учиха потеряли родных, они потеряли трех братьев, которые пали от рук Сенджу. Никто их не стал жалеть, никто не уберег. Порой, Изуна винил себя в этом. Ведь он не смог им помощь в нужный момент и не оказался рядом с ними. Потеря каждого легла огромным грузом на сердце.

Правда, все не заканчивалось, и не было времени оплакивать потерявших братьев. Борьба между кланами продолжалась. И каждый раз она была куда свирепее и куда болезненней. Кланы не могли ужиться на одной земле, и каждый из них думал, что именно ему и место.
Мадара и Изуна – гордость своего клана. Они выросли самыми сильными. Сражаться рядом с братом было нечто вроде наградой для младшего.
Сколько себя помнил Изуна, он всегда гордился своим братом и восхищался. Иначе и нельзя было. Они часто тренировались вместе и соперничали. Да, младший все же уступал брату, хоть и считался гением своего клана, но все равно уступал, потому что у Мадары было что-то еще помимо обычной силы, но вот что именно он не мог понять окончательно.

Да, вокруг была война, но даже в самые ужасные моменты судьбы можно найти что-то светлое и они это нашли. У них всегда за спиной стоял верный товарищ и друг, который мог прикрыть. Мадара и Изуна были все же легендарными шиноби своего клана.

Не так давно пришло известие о том, что Хоширама предлагает переговоры для заключения мира. Столько лет войны должны были закончиться здесь и сейчас, как утверждало послание.

Мадара, как можно было сразу догадаться, так как он являлся лидером клана, немедленно отправился на встречу, взяв с собой своего брата. Изуна не сопротивлялся, наоборот, он понимал, что будет нужен. Хотя бы потому что, Мадара воспринимал своего врага не как врага.
Много лет назад, они уже сталкивались с ним, и его брат тайно встречался с будущим наследником Сенджу. Тогда этого еще никто не знал, но все же они были друзьями и этот факт не вычеркнуть.  Поэтому он был нужен, чтобы рассудить при необходимости и вправить мозги своему старшему брату.

На самом деле, Изуна не собирался идти на встречу к Сенджу. Нет, он слишком много видел, слишком много знает, чтобы закрыть на это глаза. Он слишком болезненно перенес смерть своих братьев, чтобы так просто пойти на мир.
Клан Учиха не доверяли Сенджу, Изуна был, в том числе и ему не нравилось, что Мадара все же принял его приглашение.

- Это подстава, Мадара, они не пойдут на мир, как и мы. Все это пустая трата времени или ловушка, на которую ты так охотно введёшься. Вы уже давно не дети и давно не друзья,  я думал, что ты тогда это понял. Сенджу не могут быть нам товарищами, какое бы у них не было предложение. Этот хитрый лис Хоширама что-то затеял, поэтому, прошу, не ведись ты так открыто.

+1

3

Самое страшное в войне — понять врага.
Понять — значит простить. А мы не имеем на это права.
С сотворения мира не имеем.

Скольких братьев он уже похоронил? Двоих? Троих? Порой Мадаре начинало казаться, что он потерял как минимум десятерых, и что каждый из них, уйдя из жизни на окровавленном поле, оставил в его сердце глубокую борозду. Зажившую, зарубцевавшуюся рану, покрывшую его сердце толстой коркой, с каждым разом делавшей упругую мышцу всё грубее, жёстче. Недосягаемее. 
Три борозды принесли с собой смерти трёх братьев. Четвёртая борозда будет принадлежать Изуне. И с ней, с этим последним куском мозаики, с этой последней чешуйкой, навсегда закроется панцирь его брони, за глухой непробиваемой стеной укроется в глубокой тьме сердце Учиха Мадары. Всего один умелый росчерк клинка — и этот мир утратит своё право на прощение.
Этот мир уже невозможно будет спасти.
А Хаширама, кажется, верил. По-прежнему верил в ту глупую мечту, которой когда-то давно — бесконечно, кажется, давно, — поделился с Мадарой, сидя на каменистом уступе и болтая ногами в воздухе. Воодушевлённо, вдохновенно, наперебой делился мыслями, заготовками, идеями, планами, замыслами. Делился, рассказывал и, видя понимающий отблеск в глазах Мадары, загорался своей затеей ещё больше. «Единственный способ избавиться от вражды между людьми — это вывернуть душу наизнанку друг перед другом!» — кажется, так он говорил ещё в те далёкие времена, когда тайна происхождения друг друга была для них закрыта? Говорил убеждённо, искренне, всем сердцем веруя в то, что его слова являются ключом к достижению мира.
Эти слова казались Мадаре тогда не лишёнными смысла. Но стал бы Хаширама выворачивать свою душу наизнанку перед врагом, если бы в тот день на его глазах погиб Тобирама — его единственный, последний из оставшихся в живых брат? Остался бы он верен своим убеждениям и смог бы простить, открыться тем, кто только что вонзил в открытую душу нож?
Мадара мог точно сказать за себя — он бы не простил. И именно в тот роковой момент, когда он понял это, когда зрачок его окрасился в насыщенный алый, он перестал верить словам Хаширамы. Его мечты так и останутся глупыми детскими мечтами — обретя шаринган, Мадара научился глубже смотреть в реальность. Он лучше многих знал, что понимания между двумя кланами, принёсшими друг другу столько боли, будет невозможно достичь.
И всё же.
И всё же он принял предложение Хаширамы, пришедшее вместе с гонцом в лагерь Учиха. Потому что то, что он видел своими новыми глазами, ужасало его ещё больше, чем мысль о возможном перемирии с заклятым врагом. Он видел тела своих соклановцев, людей, которые доверились ему как своему лидеру — сколько этих тел он похоронил уже? Десятки? Сотни? Тысячи? — и видел то, как дым, исходящий от горящей человеческой плоти, застывал в их остекленевших глазах. И в тот момент, когда он позволял себе взять мимолётную секундную передышку, он обводил взглядом пылающее поле и не мог различить ничего, кроме бойни. Ни веер Учих, ни ваджра Сенджу не были видны на доспехах: они все были залиты кровью так, что уже невозможно было различить, чей клан одерживает победу. Мадара смотрел на мир, который, как ему казалось, так глубоко познал, и не мог увидеть самого главного.
Он не мог увидеть, ради чего они умирают. Когда-то он мог бы с уверенностью ответить: ради Учиха. Ради тех, кто пал от рук Сенджу, и ради тех, кто мог никогда не увидеть солнца, если позволить врагу одержать верх. Но, оказываясь посреди разрушенной и изрытой мечами земли, он неожиданно для себя понимал, что тот клан, ради которого он вёл нескончаемую борьбу, с каждой новой битвой гибнет всё быстрее. Что та священная война, которую они вели против Сенджу, не завоёвывает для них будущее — она убивает их настоящее.
Эта мысль заставляла Мадару застывать на месте, ошарашено озираясь по сторонам так, словно не он является главным участником битвы, словно не от него зависило в большей мере то, одержат ли они сегодня победу или уйдут с позором, поджав хвост и зализывая раны. Но просветление длилось недолго: стоило чьему-то мечу просвистеть в одном волосе от его лица, как разум его очищался, а рука с новой силой сжимала рукоять гунбая. Цепь смертей снова замыкалась.
Не могла одна единственная встреча разбить те оковы взаимной ненависти и недоверия, которые связывали два враждующих клана. Но сегодняшние переговоры могли заставить треснуть хотя бы пару звеньев, с разрушением которых в будущем, возможно, удастся скинуть кандалы смерти, сжимающие их всех в тиски.
По крайней мере, Мадара дал себе возможность на мгновение — всего на короткое мгновение — поверить в это.
«Не упусти свой шанс, Хаширама. Сегодня ты можешь доказать мне, что был прав».
— Если это ловушка, Сенджу жестоко поплатятся за свой обман, — отрезал Мадара, поправляя закреплённый за спиной гунбай. — Но если они и впрямь хотят заключить мир, мы выслушаем их. Уж не думаешь ли ты, что уже я мчусь к ним с братскими объятиями, Изуна? — Мадара нахмурился, повернувшись к брату, шагающему подле него вдоль лесной дороги. — Нет. Я не верю в их чистые помыслы, как и ты. Но мы можем послушать, что они предложат в этот раз.
Чем ты попытаешь убедить меня сегодня,
Хаширама?

[NIC]Uchiha Madara[/NIC]
[STA]Вечный бой[/STA]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i608/1609/79/d7a96ba3daa0.png[/AVA]
[SGN] [/SGN]

Отредактировано Senju Tsunade (01-10-2016 20:38:54)

0

4

Жестока поплатятся? И так ведь всегда. То Учиха подставляет Сенджу, то Сенджу подставляет Учих. Мира никогда не будет, слишком много крови на рукавах обоих кланов. Никто уже не  сможет принять это, никто не пойдет на веду бумажки или рукопожатия. Всегда будет бунты и всегда будет противники нового режима. Даже если сейчас их не обманут, что дальше? Ничего. Просто конец. Перестанут видеть врагов? Нет, не перестанут. Только при таком раскладе спина будет открыта и ударов будет куда больше.

На слова брата, Изнуа усмехнулся. Он всем сердцем был предан своему клану и как многие  там не хотел мира с Сенджу, точнее они просто не доверяли этому старому лису, который мог легко их  подставить. А вот брат верил. Кажется, он всем сердцем пытался поверить в него. Только поэтому они сейчас идут на эту встречу. Только потому что Мадара хочет этого. Кто пойдет против такого лидера? Он единственный, кто может противостоять Хоширама. Правда, еще в детстве он сказал то, во что Изуна не верит, по сей день.   Мадара признался, что слабее, чем этот лис. Вот тогда впервые Изуна усомнился в нем, но уже потом понял, что ведь и такое вполне возможно.

- Жестокие меры, говоришь. Какая разница, что они предложат? В любом случае мы потеряли столько людей из-за них, а они из-за нас. От обычных переговоров ничего не изменится. Просто пустая трата времени. Разве ты сможешь простить им смерть наших родных братьев?
Тяжело вздохнув, Изуна оглянулся по сторонам. Ему нравилось то, что их окружает. Нравилось и время суток, вот только не нравилось то, что они делают. Правда, все время ворчать было бессмысленно.

- Ты все еще веришь в то, что вы можете стать друзьями?
Иногда Учиха думал, что просто преревновал тогда своего брата к Хоширама и с тех пор невзлюбил его, но это было бы глупо. Когда вокруг так много крови и потерь ревновать человека  к такому пустяку. Хотя с другой стороны, ведь они все были людьми, даже не смотря на свои способности.
Какие бы техники не были сильными, если ты слаб духом, то в любой момент можно сломаться, но они, кажется, не были из ряда слабаков.

- Мадара, что-то не так и ты это понимаешь. Почему так скоро после очередной стычки они предлагают перемирие?
Ему нравилось проводить время со своим братом, который поддерживал его и тренировал. Правда, еще не понятно, кто кого больше тренировал, все же гением своего поколения считался Изуна. Ладно-ладно, они оба были сильными шиноби, которым в их клане не было равных.
На лице у парня появилась усмешка.

- Кстати, ты мне проиграл в предыдущей нашей битве и должен угостить, но все еще этого не сделал.
Более озорнее произнес брюнет. Все же всю дорогу киснуть и обсуждать Сенджу не было желание. Они, конечно, сильные, но это ведь не значит, что им нужно все время о них думать и уж тем более говорить.
Снова оглянувшись по сторонам, парень ели заметно фыркнул. Он начал замечать приближение кого-то постороннего. Может, конечно, мимо проходил, но в этом мире нет ничего подобного.

- Мадара, будь начеку.
Он понял, что и брат заметил чье-то приближение, вот только не мог не сообщить, мало ли. На войне каждая ошибка может привести к раковым последствиям. А потерять своего брата он не хотел. Он остался у него единственным и дорогим человеком.

[NIC]Uchiha Izuna[/NIC]
[STA]я твой разум[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2hAGz.jpg[/AVA]

+1

5

Вкрадчиво, внимательно, не моргая, Мадара заглянул в глаза своего брата.
Изуна во многом был похож на него. Бесконечно преданный своему клану и отчаянно, до безумия жаждущий защитить его. Как дикий зверь, готовый разрывать плоть и беспощадно сминать кости всем, кто посмеет хоть на шаг приблизиться к самому заветному, самому драгоценному. Изуна любил свой клан, но именно эта любовь делала его недальновидным, застилая взор кровавой пеленой ненависти и мести. 
Мадара и сам порой поддавался этим чувствам. И тогда кровь вскипала в его жилах, а пламя, разгорающееся вокруг него, заставляло камни трескаться, а реки — высыхать в своих руслах. Тогда он видел перед собой лишь доспехи с символом Сенджу, маячащим у него перед глазами ярким пятном, и горе было тому, кто окажется  у Мадары на пути. В бою для него всё было ясно, на поле боя речь не заходила о мире. Когда наставал час доставать оружие, для него существовало лишь два пути.
Полная победа или полный разгром.
Делить мир на чёрное и белое было ему не в новинку. Он был взращен войной, он жил ею и упивался, находя в сражении главную усладу и единственную отдушину. Он сражался, потому что лучше всего умел делать тименно это, и убивал врага, потому что не знал, не видел иного способа защитить друга. Чёрное и белое. Серый? Мадара не знал, что делать с серым.
Но он должен был. Потому что теперь отвечал не только за свою жизнь. Потому что позади — клан Учиха, и только от его решений зависело, как долго они смогут прожить, сражаясь в бесконечной схватке с врагом, который неуклонно одерживал над ними верх.
Учихи не выстоят против Сенджу — Мадара понял это в тот день, когда в присутствии отца и брата признал превосходство Хаширамы над ним. Он понял это, но продолжал упорно сопротивляться, надеясь однажды достичь такого могущества, которое позволит им растоптать клан, вечно путающийся у Учих под ногами. Но время шло и, каких бы вершин ни достигал Мадара, он с горечью, с ненавистью понимал, что снова проигрывает. Что, отставая от Хаширамы всего на шаг, на полшага, он всё равно недостаточно силён для того, чтобы свалить его на землю.
Учихи не выстоят против Сенджу. Рано или поздно враг одержит над ними верх и, понимая это всё более явно, Мадара чувствовал, как его обуревает злость. Хотел бы он сражаться, как раньше, беспокоясь только о себе и о товарище, что вёл свою схватку рядом. Хотел бы он не знать своего врага и не думать о том, какие последствия для них всех возымеет его следующий шаг.
Делить мир снова только на своих и чужих, не заботясь о том, что порой ради спасения одних нужно, сжав челюсти и проглотив собственную гордость, заглушив клокочущую ярость и солёную боль, сделать друзьями других.
Изуна мог позволить себе подобную роскошь. Мадара — нет. И это было тем главным, что различало братьев, сталкивая их лбами.
— Нет, не смогу, — изрёк Мадара, повернувшись в сторону дороги. — Но дело не в прощении, Изуна. Дело в выживании.
Редкие шепотки были слышны временами в клане, когда речь заходила о новых столкновениях с Сенджу. И самыми тихими из них были те, в коих слышны были речи о невозможности победы над врагом. Мадара знал — он не один пришёл к таким выводам. Но Изуна принять эту правду наверняка был ещё не готов.
— Ты все еще веришь в то, что вы можете стать друзьями?
— Не во время войны, — коротко ответил Мадара. — Тот, кто проливает кровь Учих, мне не друг, и пока между нами царит вражда, мы будем противниками — не более.
Вечными, неутомимыми противниками, когда-то делившими одну мечту на двоих. Эта связь прошлого тонкой нитью связывала их, но, сколько Мадара ни старался оборвать, разрезать, сжечь её, Хаширама вновь и вновь укреплял её своей волей. Он не терял надежды, тогда как Мадара отринул её давным-давно.
— Почему так скоро после очередной стычки они предлагают перемирие?
— Хотят выдвинуть свои условия, — Учиха пожал плечами. Этот вопрос занимал и его, ведь предыдущая битва пусть и не принесла победы ни одной из сторон, но заставила его клан понести большие потери, которые Сенджу могли использовать себе на руку.
— Но им не удастся провернуть этот трюк. Наш отец не позволил бы навредить интересам клана — не позволю и я, — твёрдо, уверенно заявил Мадара. — Если они думают, что новый лидер Учиха окажется сговорчивее, они глубоко заблуждаются.
С губ Мадары сорвался смешок.
— Да, я помню, что проиграл тебе в прошлый раз. А помнишь ли ты, скольких я одолел в прошлый раз, когда мы заключали пари? Двадцать восемь на шестнадцать! — торжествующе провозгласил он.
Радоваться и впрямь было, чему: состязаться с его братом было тяжело, ведь тот постоянно дышал Мадаре в затылок, а то и нагонял его, одерживая победу в их новом маленьком соревновании. Чувствуя, как разгорается в такие моменты его азарт, старший Учиха не мог не гордиться своим братом: Изуна был подлинным гением, достойным того, чтобы однажды занять место своего старшего брата и возглавить их  клан. Союзника надёжнее и соперника достойнее Мадара не мог себе желать.
— Так что ты тоже должен мне, братец, — с усмешкой парировал он, но его улыбка тут же погасла, когда краем глаза он заметил мелькнувшую в лесной чаще тень.
Минутная пауза — и вот уже новый, быстрый, как разряд молнии, тёмный сгусток промчался в кустах вдоль дороги. Бесшумно, легко, недвижимо — не так, как бродят по лесу звери, но так, как перемещаются шиноби, стремящиеся остаться неузнанными.
Мадара ничего не ответил на предостережение Изуны, продолжая невозмутимо идти вперёд, вскинув голову. Но вот глаз его уловил новое движение в самом углу, там, где область его обзора почти кончалась, и в следующее мгновение Мадара уже выхватывал гунбай из-за своей спины с приказом:
— Назад!
Яростный порыв режущего ветра столкнулся с широким веером, которым Мадара закрыл остальной отряд от атаки. «И это всё, на что они способны?» — с торжеством хищника усмехнулся Учиха, перехватывая рукоять своего оружия. — «Я покажу им истинный ветер».
Одного взмаха гунбая хватило, чтобы выпущенный на волю тайфун разнёсся по лесу, сметя и вырвав с корнем ближайшие деревья.
— Им больше негде прятаться! — победно объявил Мадара, чувствуя, как кураж битвы снова захватывает его. — Пусть трусливые крысы поплатятся за то, что побоялись сразиться с нами открыто!
[NIC]Uchiha Madara[/NIC]
[STA]Вечный бой[/STA]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i608/1609/79/d7a96ba3daa0.png[/AVA]
[SGN] [/SGN]

+1

6

Война, которой нет конца. Интересно, а был ли мир когда-либо? Жили ли люди, просто веря в новый день и в новые начинания? Когда это все стало таким обыденным и таким серым? После смерти братьев? Нет, не думаю, все дело в том, что  никогда этого не было. Как только появился разум, как только появилась власть и сила, война никогда не заканчивалась. Возможно, что были времена, когда она казалась маленькой и не значительной. Возможно, что было время, когда никто не понимал значения этого слова. Но сейчас это стало образом жизни. Всегда начеку, даже когда спишь. Всегда ждешь удара из-за спины, потому что верить никому нельзя. Да, у тебя есть твой клан, который всегда тебе поможет и поддержит, но было ли это так? Изуна был готов обрести себя на вечные муки и всегда быть опорой для своего клана. Наверное, это и есть его образ жизни – быть тем, кто всегда будет защищать своих товарищей и друзей. Сложно их такими назвать, ведь из-за войны многие потеряли свое истинное лицо и перестали быть собой.

Единственный, кто верил  в некое просветление – это был его брат. Порой, Изуна искренне считал его глупцом и мечтателем. Тем самым мечтателем, который не сможет ничего добиться. Да, у него была огромная сила, у него были верные соратники, но он не мог сделать того, чего так желал, потому что противник не уступал ему. Странно признавать, но все же Сенджу не слабы, они действительно единственные, кто может противостоять Учихе.

Споры, игры – это все что у них осталось. Соревнования между собой приносили определенную радость, которая делала их живыми, настоящими, что ли. Это позволяло двигаться, порой даже спасало их. Не правильно считать трупы у себя на пути, но если всегда думать о том, что убил кого-то, то можно и самому коньки отбросить. В какой-то степени это даже было защитным рефлексом. Да, все именно так, это была защитой, которой они пользовались. Опирались друг на друга, чтобы остаться на плаву.

«Да, знаю я, мог бы даже и не говорить!»
Проигрывать Мадаре, Изуна не нравилось само собой. Он не старался занять его пост, он всегда верил в то, что именно его брат заслужил его по достоинству. Да, пусть он порой и догонял его, но все же именно младшему приходилось догонять, а не идти впереди. Все было верно. Старший брат, который всегда создавал путь для младшего.
Приближение неизвестных шиноби никак не нравилось младшему из Учих. Да, действительно, это была ловушкой, собственно, как он и говорил. Другого от них и не стоило ожидать. Но сейчас, кажется, не время, чтобы потыкать брату с фразой « А я же говорил». Он и так ведь все понимал, даже без его упреков, поэтому Изуна лишь наблюдал за следующими действиями неизвестных.
Услышав команду Мадары, парень мгновенно отступил назад. С годами, он все же привык к тому, что автоматический слушает своего брата, который никогда не стал бы советовать или командовать на ровном месте.
Следующие его действия были весьма ожидаемыми. Что уж сказать, большой человек совершает большие поступки. Срубленный лес благодаря старшему Учиха, действительно упростили работу для глаз. Не стоило больше искать их и ловить их малейшее движение. Теперь все было прямо, как на ладони.

- Можете выходить, от нас вам уже не сбежать, - довольно спокойно произнес Учиха. Да, он понимал, что они не выйдут все равно, причем просто так, но все же надеялся на то, что им не придется бежать за ними следом. Очень не хотелось бы этого делать.
Предвзятое отношение к Сенджу делало свое дело. Он не хотел расспросить, он хотел уничтожить тут всех, кто решил покусится на его жизнь и на жизнь его брата. Конечно, это глупо, верит в то, что именно такое нападение может повредить, что первому, что второму. Очень глупые, даже не похожий на Сенджу.

- Эта встреча была западней, как я тебе и говорил. Лучше бы тренировались, толку было бы лучше. Вот только, тебе не кажется странным, что они напали именно так?

[NIC]Uchiha Izuna[/NIC]
[STA]я твой разум[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2hAGz.jpg[/AVA]

+1

7

— Крысы не выйдут из своих нор, Изуна, — в предвкушении нового боя произнёс Мадара.
О, ему действительно не нужно было принимать капитуляцию неудачливых организаторов западни. Брать пленных у него не было никакого желания, а на то, чтобы выяснить, кто стоит за этим покушением, хватит и одного калеки, чья воля треснет, как сухая ветка, под ментальным натиском додзюцу Учих. Остальных участников нападения вполне справедливо было наказать по законам войны без суда и права на помилование, и Мадара собственными руками готов был привести приговор в исполнение.
— Зато они очень любят подставлять своих товарищей в надежде, что смогут откупиться от хищника своей жалкой жертвой.
Неясно было: то ли это союзники шиноби вытолкнули несчастного из-за своих жалких укрытий, желая отвлечь внимание разгневанного и ощетинившегося отряда, то ли он сам оплошал, но сейчас одинокий мужчина в доспехах оказался прямо между двумя деревянными обрубками совершенно один, едва устояв на ногах. Жалкое оказалось зрелище. Мадара даже не удостоил его презрительным смешком, а сразу небрежным жестом достал из подсумки кунай, к которому была привязана взрывная печать, и, рывком сорвавшись с места, устремился вперёд прямо на своего противника. Но, вместо того, чтобы первым отправить в полёт кунай, Учиха сделал новый замах гунбаем и выпустил новую волну режущего ветра: стремительную, яростную, широкую. Такую, от которой можно было только закрыться, но никак не убежать. Что противник и сделал, недвижимо оставшись стоять на своём месте — не без помощи чакры, конечно же, — лишь закрыв лицо руками и оставив между ними прорезь для того, чтобы иметь хоть какой-то обзор.
Но противостоять Мадаре было невозможно, если просто стоять и смиренно ждать его следующего шага, ибо он не привык ждать и уступать ведущую роль в танце. И если он делал шаг, то в следующее мгновение уже начисто сметал врага со своего пути. И вот следом за волной ветра вперёд полетел кунай, вонзившийся прямо в незащищённый доспехами живот. Печать сдетонировала не сразу, и у шиноби даже появился мизерный шанс выжить, но воспользоваться им он не успел: когда он смог убрать руки из защитного положения и попытаться как-то вытащить попавшее в него оружие, отскочить в сторону, возле него уже оказался Мадара, быстрым, размашистым ударом ноги с разворота отправивший шиноби в сторону. Туда, где он, благодаря своему шарингану, уже засёк немалое скопление противников.
Наконец, раздался взрыв, и остатки деревьев, оказавшихся в области поражения, разлетелись в щепки — что уж было говорить о людях, попавших в эпицентр.
— Вытравите их из укрытий! Я хочу, чтобы никто из них не ушёл отсюда живым! Оставьте только одного. Его мы допросим.
«Лучше бы им было начинать уже сейчас бросаться на мечи: попасть на войне в плен — позор намного больший, чем оказаться поверженным в схватке». А там поди кто разберёт, как человек  умер: сам ли, от своего же меча, вспоров им себе брюхо, или от руки товарища, любезно согласившегося оказать другу последнюю милость в безнадёжной ситуации, или от вражеского клинка, с которым ему прежде случилось сцепиться. Едва ли кто-то станет в этом разбираться, если хорошенько подчистить хвосты. И тогда честь шиноби не будет опорочена, даже если смерть на самом деле застигла его в самый жалкий момент.
Задумавшись на короткий миг об этом, пока остальные члены его отряда расправлялись с оставшимися противниками, Мадара бросил взгляд в сторону ранее прогремевшего взрыва, где теперь валялись лишь обугленные тела. Он оглянулся по сторонам, чтобы убедиться в отсутствии угрозы, и быстро, в один-два прыжка добрался до того места, куда угодил убитый им шиноби. Пепел, земля, обломки, завалившие тела — всё это мало интересовало его, равно как и лики убитых, искажённые едва различимой гримасой ужаса. Гораздо большую ценность для него сейчас представляли доспехи, которым удалось уцелеть в этом взрыве.
Присев над одним из трупов, пластины брони которого, казалось, пострадали меньше всего, Мадара перевернул его на спину и рукой в чёрной перчатке стёр копоть с металла. Но ничего из того, что он ожидал увидеть, там не было. И это удивило его больше всего.
А ещё — обрадовало.
[NIC]Uchiha Madara[/NIC]
[STA]Вечный бой[/STA]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i608/1609/79/d7a96ba3daa0.png[/AVA]
[SGN] [/SGN]

0


Вы здесь » Naruto: Another World » Альтернативная реальность » Open your eyes to see the truth


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC